швабра белый кот как отличить подделку

Источник

«И дым мучения их будет восходить во веки веков, и не будут иметь покоя ни днем, ни ночью поклоняющиеся зверю и образу его и принимающие начертание имени его».

Свет фар едва пробивал душную ночную тьму. Заброшенная бетонка тянулась через густой смешанный лес. Плиты раскрошились, сквозь щели проросла трава, вздулись корни столетних дубов и елей, такие крупные и крепкие, что тяжелый, набитый людьми грузовичок «Газель» подпрыгивал и трясся.

Кончалось лето 2002 года, самое жаркое и засушливое за последние сто пятьдесят лет. Горел торф на болотах. Над огромным пространством от Архангельска до Краснодара небо стало мутным, молочно-розовым. Днем матовое вишневое солнце просвечивало сквозь марево, как зрачок циклопа. Ночью лунный диск казался маленьким рваным облаком. Слезились глаза, першило в горле, и трезвые шатались, как пьяные.

Водитель грузовичка был человек опытный, но еле справлялся с управлением. Много лет по старой бетонке никто не ездил. Она змеей проползала сквозь лес и упиралась в пустоту, оставшуюся от железных ворот и обозначенную двумя обломками столбов, из которых торчали щупальца ржавой арматуры. Дальше дорога становилась шире, лучше, сохранилось асфальтовое покрытие, тоже очень старое, но достаточно крепкое.

Метрах в двадцати от въезда высилась одинокая фигура девочки-физкультурницы в пышных коротких шароварах, в футболке и пионерском галстуке. Она стояла здесь на цыпочках больше пятидесяти лет, пытаясь закинуть свой облупленный мяч в несуществующую корзинку. От ее братьев и сестер, пионеров и пионерок с книжками, веслами, горнами и барабанами, остались только обломки. Кое-где на заброшенной территории бывшего пионерлагеря «Маяк» белели в некошеной траве то голова с отбитым носом, то кусок беспалой руки, то нога в носке и тапочке.

Из пяти деревянных корпусов сохранилось три. Остались гнилые фрагменты забора, отделявшие

Источник

«И дым мучения их будет восходить во веки веков, и не будут иметь покоя ни днем, ни ночью поклоняющиеся зверю и образу его и принимающие начертание имени его».

Свет фар едва пробивал душную ночную тьму. Заброшенная бетонка тянулась через густой смешанный лес. Плиты раскрошились, сквозь щели проросла трава, вздулись корни столетних дубов и елей, такие крупные и крепкие, что тяжелый, набитый людьми грузовичок «Газель» подпрыгивал и трясся.

Кончалось лето 2002 года, самое жаркое и засушливое за последние сто пятьдесят лет. Горел торф на болотах. Над огромным пространством от Архангельска до Краснодара небо стало мутным, молочно-розовым. Днем матовое вишневое солнце просвечивало сквозь марево, как зрачок циклопа. Ночью лунный диск казался маленьким рваным облаком. Слезились глаза, першило в горле, и трезвые шатались, как пьяные.

Водитель грузовичка был человек опытный, но еле справлялся с управлением. Много лет по старой бетонке никто не ездил. Она змеей проползала сквозь лес и упиралась в пустоту, оставшуюся от железных ворот и обозначенную двумя обломками столбов, из которых торчали щупальца ржавой арматуры. Дальше дорога становилась шире, лучше, сохранилось асфальтовое покрытие, тоже очень старое, но достаточно крепкое.

Метрах в двадцати от въезда высилась одинокая фигура девочки-физкультурницы в пышных коротких шароварах, в футболке и пионерском галстуке. Она стояла здесь на цыпочках больше пятидесяти лет, пытаясь закинуть свой облупленный мяч в несуществующую корзинку. От ее братьев и сестер, пионеров и пионерок с книжками, веслами, горнами и барабанами, остались только обломки. Кое-где на заброшенной территории бывшего пионерлагеря «Маяк» белели в некошеной траве то голова с отбитым носом, то кусок беспалой руки, то нога в носке и тапочке.

Из пяти деревянных корпусов сохранилось три. Остались гнилые фрагменты забора, отделявшие

Источник

Библия стервы

Евгения Шацкая

С детства мне твердили о том, что нужно быть хорошей девочкой. Я верила взрослым и была послушной. Но хорошим девочкам не везет. Ты не замечала, что к отличницам мальчики пристают исключительно с просьбами списать контрольную? В одиннадцатом классе мне наконец «повезло»: первая любовь и… Любимый переметнулся к однокласснице. Первый раз возникла мысль: «Со мной что-то не так». Погоревала и решила – нечего распускать слюни; так ему и надо, и неизвестно, кому повезло больше. Все мужчины – сволочи. Отольются кошке мышкины слезки. Не понял, не оценил своего счастья.

Дальше – больше. Университет: сокурсницы-эгоистки, берущие от жизни все (и даже больше, чем все!), купались в мужском внимании и любви. А я, как дура (сейчас, правда, думаю: «А почему КАК?!»), тянула лямку старосты группы и получала свои пятерки. Третий курс. В вузах всегда бурно отмечают «экватор» – половину срока обучения. Мой мужчина (нет, тогда еще мальчик), которому в тот день я решила подарить свою невинность, целует в коридоре… одногруппницу.

И тут я не выдержала. Стервы, гулящие девки – чем же они так притягательны для мужчин? Почему они, вместе с нашими мужчинами, смеются над нами? Почему им везет, а мне нет? Почему они устраиваются на хорошую работу и сами выбирают мужчин? Мне это было непонятно.

Мне, как и многим, хотелось всего и сразу, как в женских романах и сериалах: умных и богатых кавалеров, головокружительной карьеры, восхищенных взглядов и красивых ухаживаний, путешествий и дорогих подарков. Ты думаешь, хоть что-то получилось? Черта с два! Не получилось, пока я не осознала, что все это имеют только стервы (просто «гулящие» довольно быстро «выходят в тираж»). Пока я прилежно учила историю и литературу, мои сверстницы-стервы изучали совсем другую науку: как использовать слабости других людей на пользу себе любимой. Они учились о

Источник

«И дым мучения их будет восходить во веки веков, и не будут иметь покоя ни днем, ни ночью поклоняющиеся зверю и образу его и принимающие начертание имени его».

Свет фар едва пробивал душную ночную тьму. Заброшенная бетонка тянулась через густой смешанный лес. Плиты раскрошились, сквозь щели проросла трава, вздулись корни столетних дубов и елей, такие крупные и крепкие, что тяжелый, набитый людьми грузовичок «Газель» подпрыгивал и трясся.

Кончалось лето 2002 года, самое жаркое и засушливое за последние сто пятьдесят лет. Горел торф на болотах. Над огромным пространством от Архангельска до Краснодара небо стало мутным, молочно-розовым. Днем матовое вишневое солнце просвечивало сквозь марево, как зрачок циклопа. Ночью лунный диск казался маленьким рваным облаком. Слезились глаза, першило в горле, и трезвые шатались, как пьяные.

Водитель грузовичка был человек опытный, но еле справлялся с управлением. Много лет по старой бетонке никто не ездил. Она змеей проползала сквозь лес и упиралась в пустоту, оставшуюся от железных ворот и обозначенную двумя обломками столбов, из которых торчали щупальца ржавой арматуры. Дальше дорога становилась шире, лучше, сохранилось асфальтовое покрытие, тоже очень старое, но достаточно крепкое.

Метрах в двадцати от въезда высилась одинокая фигура девочки-физкультурницы в пышных коротких шароварах, в футболке и пионерском галстуке. Она стояла здесь на цыпочках больше пятидесяти лет, пытаясь закинуть свой облупленный мяч в несуществующую корзинку. От ее братьев и сестер, пионеров и пионерок с книжками, веслами, горнами и барабанами, остались только обломки. Кое-где на заброшенной территории бывшего пионерлагеря «Маяк» белели в некошеной траве то голова с отбитым носом, то кусок беспалой руки, то нога в носке и тапочке.

кошки после операции на морде
Укусить — в определённом значении означает обидеть, оскорбить; « надкусить » — попробовать, узнать; « наносить мелкие укусы» — язвить, недостойно вести себя по отношению к оппоненту, противнику, незначительно вредить.

Из пяти деревянных корпусов сохранилось три. Остались гнилые фрагменты забора, отделявшие

Источник

Библия стервы

Евгения Шацкая

С детства мне твердили о том, что нужно быть хорошей девочкой. Я верила взрослым и была послушной. Но хорошим девочкам не везет. Ты не замечала, что к отличницам мальчики пристают исключительно с просьбами списать контрольную? В одиннадцатом классе мне наконец «повезло»: первая любовь и… Любимый переметнулся к однокласснице. Первый раз возникла мысль: «Со мной что-то не так». Погоревала и решила – нечего распускать слюни; так ему и надо, и неизвестно, кому повезло больше. Все мужчины – сволочи. Отольются кошке мышкины слезки. Не понял, не оценил своего счастья.

Дальше – больше. Университет: сокурсницы-эгоистки, берущие от жизни все (и даже больше, чем все!), купались в мужском внимании и любви. А я, как дура (сейчас, правда, думаю: «А почему КАК?!»), тянула лямку старосты группы и получала свои пятерки. Третий курс. В вузах всегда бурно отмечают «экватор» – половину срока обучения. Мой мужчина (нет, тогда еще мальчик), которому в тот день я решила подарить свою невинность, целует в коридоре… одногруппницу.

И тут я не выдержала. Стервы, гулящие девки – чем же они так притягательны для мужчин? Почему они, вместе с нашими мужчинами, смеются над нами? Почему им везет, а мне нет? Почему они устраиваются на хорошую работу и сами выбирают мужчин? Мне это было непонятно.

выставка кот в минске
Ура! Ура! Ура! Наконец-то настал март! Такой долгожданный, радостный и праздничный! А вместе с ним — пение птиц, звон капели и, конечно же, весенние цветы— фиалки! В праздничные выходные любимцы женщин — кошки и коты, милы

Мне, как и многим, хотелось всего и сразу, как в женских романах и сериалах: умных и богатых кавалеров, головокружительной карьеры, восхищенных взглядов и красивых ухаживаний, путешествий и дорогих подарков. Ты думаешь, хоть что-то получилось? Черта с два! Не получилось, пока я не осознала, что все это имеют только стервы (просто «гулящие» довольно быстро «выходят в тираж»). Пока я прилежно учила историю и литературу, мои сверстницы-стервы изучали совсем другую науку: как использовать слабости других людей на пользу себе любимой. Они учились о

Источник

Библия стервы

Евгения Шацкая

С детства мне твердили о том, что нужно быть хорошей девочкой. Я верила взрослым и была послушной. Но хорошим девочкам не везет. Ты не замечала, что к отличницам мальчики пристают исключительно с просьбами списать контрольную? В одиннадцатом классе мне наконец «повезло»: первая любовь и… Любимый переметнулся к однокласснице. Первый раз возникла мысль: «Со мной что-то не так». Погоревала и решила – нечего распускать слюни; так ему и надо, и неизвестно, кому повезло больше. Все мужчины – сволочи. Отольются кошке мышкины слезки. Не понял, не оценил своего счастья.

Дальше – больше. Университет: сокурсницы-эгоистки, берущие от жизни все (и даже больше, чем все!), купались в мужском внимании и любви. А я, как дура (сейчас, правда, думаю: «А почему КАК?!»), тянула лямку старосты группы и получала свои пятерки. Третий курс. В вузах всегда бурно отмечают «экватор» – половину срока обучения. Мой мужчина (нет, тогда еще мальчик), которому в тот день я решила подарить свою невинность, целует в коридоре… одногруппницу.

И тут я не выдержала. Стервы, гулящие девки – чем же они так притягательны для мужчин? Почему они, вместе с нашими мужчинами, смеются над нами? Почему им везет, а мне нет? Почему они устраиваются на хорошую работу и сами выбирают мужчин? Мне это было непонятно.

Мне, как и многим, хотелось всего и сразу, как в женских романах и сериалах: умных и богатых кавалеров, головокружительной карьеры, восхищенных взглядов и красивых ухаживаний, путешествий и дорогих подарков. Ты думаешь, хоть что-то получилось? Черта с два! Не получилось, пока я не осознала, что все это имеют только стервы (просто «гулящие» довольно быстро «выходят в тираж»). Пока я прилежно учила историю и литературу, мои сверстницы-стервы изучали совсем другую науку: как использовать слабости других людей на пользу себе любимой. Они учились о

Источник